Пятница, 25.05.2018, 15:47 | Приветствую Вас Гость

Краткая биография моего отца Владимира Владимировича Померанцева


Мой отец Владимир Померанцев, родился в 1900 году в семье революционера-народника (социал-демократа). Отец его был дворянин, мать - из крестьян. С марта по май 1919 года отец был мобилизован в армию Колчака. В том же году он с двумя товарищами сбежал в Народно-революционную армию. Окончил I-ое артиллерийское училище во Владивостоке и с апреля 1920 года по май 1922 года воевал как артиллерист в Нарревармии: против японцев - в Приморской и Амурской областях, атамана Семенова - в Забайкалье, каппелевцев - на Восточном фронте.

В 1923 г
. женился. В 1924 - родился сын.
 
В период с 1922 по 1941 отец работал сначала учителем физики и математики в школе, маркшейдером на различных рудниках Урала, затем был инженером Горнотехтреста, заместителем научного руководителя маркшейдерского научно-исследовательского бюро (впоследствии Горнотехтреста) в Ленинграде. Был главным инженером - зам. Управляющего Ленинградским отделением Союзмаркштреста, ответственным исполнителем проекта разработки карьера цементного завода "Гигант" - стройки коммунизма.

В 1930 году родилась дочь, я - Померанцева Ида Владимировна.

За свою стахановску
ю работу Владимир Померанцев  неоднократно отмечался денежными премиями и имен-ными подарками (часами, патефоном). На крышке серебряных часов фирмы OMEGA выгравировано: "Стахановцу Горнотехтреста т. Померанцеву В.В., февраль 1936 г.". На серебряной монограмме патефона: "Померанцеву В.В., руководителю бригады, премированной на Всесоюзном конкурсе ВСИГО за научно-исследовательскую работу Рудничный дальномер", Москва, 1936 г.

В 1940 году отец защитил диссертацию и стал кандидатом технических наук.


В ночь с 4 на 5 июля 1941 в Ленинграде 
Владимир Померанцев был арестован, как враг народа. Его хотели обвинить в создании крупной контрреволюционной организации, состоящей из 300 человек (он был секретарем научного горно-технического общества СССР, объединявшего 300 членов). Отец не подписался под обвинительным актом в создании контрреволюционной организации, чем, по видимому, сохранил себе жизнь. Но учитывая, что его без признания во вреде советской власти все равно не оставят в живых, он написал, что критиковал советскую власть.

Пройдя "огни, воды, и следствие" отец был осужден 3 декабря 1942 года, особым совещанием при НКВД СССР (тройкой) на 10 лет, но уже не как главарь крупной контр
революционной организации, а за критику  недостатков Советского общества: за критику неполадок в горно-рудной промышленности. После 10 лет тюрьмы ему полагалось вечное поселение в Туруханском крае.

Отец выжил благодаря тому, что после скитания в течение почти полутора лет по разным тюрьмам, в ряде которых еще до революции сидел его отец, он попал в спецтюрьму. В спецтюрьме Померанцев В.В. занимался разработкой оптического прицела для дальнобойного артиллерийского оружия, которое успешно использовалось в войне 1941-1945 гг.

В 1951 году, решив крупную геологическую проблему на одном из приисков Красноярского края, Владимир Померанцев  был на полгода ранее срока (10 лет) освобожден из тюрьмы и должен был навечно ехать в ссылку в Туруханский край, но по просьбе руководителя ГлавЕнисейгеологии был оставлен в Красноярске.

Летом 1956 отцу, как хорошему специалисту и смирному каторжнику, разрешили встретиться со мной в Москве, в Бутырской тюрьме. В «Бутырке» он и я сидели за какой-то партой (я не видела отца до этого с 1941 до 1956), отец держал меня за руку, расспрашивал об умершем брате и радовался, что мы с братом не отказались от него, как от отца. Большинство детей «врагов народа» это делали, чтобы их не выгнали из учебных заведений.

Осенью 1956, на основании
постановления Президиума Ленинградского городского суда от 3 сентября 1956, Померанцев В.В. был реабилитирован "за недоказанностью виновности".

С 1956 по 1976 отец работал сначала в Ленинграде, а за¬тем в Москве, в Экономическом Институте при Госплане СССР. Работая в этом институте, он проанализиров
ал развитие экономики различных областей народного хозяйства СССР и США за последние 50 лет (к 1971) и показал, что экономика этих двух стран, независимо от их политического строя, развивается по одним и тем же законам. Он вывел формулы расчета, с помощью временных рядов, всей ожидаемой продукции всех отраслей народного хозяйства. Написал и издал по экономике ряд книг, в том числе "Анализ временных рядов в планировании" позволяющих предвидеть изменение взаимоувязанных показателей всех видов продукции вперед не менее чем на 20 лет. Его работы по экономике были высоко оценены в нашей стране и за рубежом (см., например: Zur ökonomischen Bewertung von Lagerstätten nutzbarer Rohstoffe, 1962, Akademie Verlag, Berlin G 147, авт. Friedrich Stammberger, s. 11, 67, 69, 109, 111, 113, 114).

Отец блестяще знал историю России, прожил и пережил всю сталинскую эпоху. Он был достаточно культурным человеком в области языкознания и литературы: знал 6 языков, уже в 19 лет писал стихи и даже печатался в журналах: "Красный Альманах" (литературно-художественный журнал, издание культурно-просветительского отдела при политическом отделе I-ой Амурской стрелковой дивизии), "Вперед" (орган политотдела Амурской стрелковой дивизии). В конце настоящего сайта приводится его стихотворение, написанное частично в тюрьме (семь строф), частично после освобождения из тюрьмы.

В спецтюрьме, с 1942 по 1955, он написал серию книг, которую отредактировал в 1971. В этих книгах, объединенных единым названием: "По царским и сталинским тюрьмам", на фоне детального описания тюремной и ссыльной своей жизни, окружавших его людей (фамилии и имена даны подлинные) в XX веке, а также революционной деятельности его отца в XIX веке, дается глубокий анализ политического положения в предвоенном мире, исторический, социологический, политический и, частично, экономический анализ России и в частности сталинской эпохи, анализируются причины, которые привели к репрессиям 1930-1950. Книга отражает глубокое знание автором событий сталинской эпохи, истории России, психологии людей и общества, политической экономии тогдашнего мира. Большинство изречений, исторических сведений и т.п. дается автором со ссылкой на первоисточники.

Умер Померанцев В.В. 5 октября 1976 года.

Мой милый друг, мы ощупью шагаем,
Нам тускло светят правды маяки,
Мираж зарниц, за зори принимаем,
За глубь морей - грязь омута реки.

А жизнь бежит... А жизнь бурлит и скачет,
Искрится радугой над водопадом дней...
И кто пути ее в пространстве обозначит,
И кто во времени шагает в ногу с ней?

Вопросы вечные - пока живет сознанье,
Назвавшее себя, так странно, - человек..
И кто укажет срок мучительным исканьям?
И где окончится его сомнений бег?

Куда направлен путь летящих альбатросов?
Зачем мирьяды звезд струят на землю свет?
Ненужно задавать бессмысленных вопросов,
Еще бессмысленней искать на них ответ.

Так примем жизнь как есть, и в черном лике, в белом.
И на весы судьбы назначим положить
Все, что мы создадим своей душой и телом,
В гармонию сплетя, чтоб в жизни жизнью жить.

Ты говоришь, что жить для жизни в жизни нужно?
А если жизни нет? То есть она не та?
И если жизнь не взлет, а плоская окружность,
И если жизнь не свет, а слизь и темнота?

Не лучше ли тогда, предав себя проклятью
И все,  что окружает голубая твердь
И кинуться с душой хладеющей в объятья
К незнающей измен, чье имя кратко - Смерть?

Нет, ты, мой друг, неправ. Жизнь - это бесконечность,
Смерть - это только миг при смене бытия.
И прерывать свой путь насильственно, конечно,
Не в праве никогда никто, ни ты, ни я.

Так примем жизнь как есть: и в трепете мгновенья,
И в вечности пространства и времен,
И будем побеждать минутные сомнения
Сознанием, что долг, здесь на земле свершен.



Первые семь строф написаны в "Крестах" в 1946.  Восьмая строфа –
в 1957, девятая - в 1966 г.